Fearen
Бродяга Дхармы.
There’s a Legion that never was ‘listed,
That carries no colours or crest,
But, split in a thousand detachments,
Is breaking the road for the rest.
Our fathers they left us their blessing –
They taught us, and groomed us, and crammed;
But we’ve shaken the Clubs and the Messes
To go and find out and be damned
(Dear boys!),
To go and get shot and be damned.

So some of us chivy the slaver,
And some of us cherish the black,
And some of us hunt on the Oil Coast,
And some on — the Wallaby track:
And some of us drift to Sarawak,
And some of us drift up The Fly,
And some share our tucker with tigers,
And some with the gentle Masai
(Dear boys!),
Take tea with the giddy Masai.

We’ve painted The Islands vermilion,
We’ve pearled on half-shares in the Bay,
We’ve shouted on seven-ounce nuggets,
We’ve starved on a Seedeeboy’s pay;
We’ve laughed at the world as we found it –
Its women and cities and men –
From Sayyid Burgash in a tantrum
To the smoke-reddened eyes of Loben
(Dear boys!),
We’ve a little account with Loben.

The ends o’ the Earth were our portion,
The ocean at large was our share.
There was never a skirmish to windward
But the Leaderless Legion was there:
Yes, somehow and somewhere and always
We were first when the trouble began,
From a lottery-row in Manila,
To an I.D.B. race on the Pan
(Dear boys!),
With the Mounted Police on the Pan.

We preach in advance of the Army,
We skirmish ahead of the Church,
With never a gunboat to help us
When we’re scuppered and left in the lurch.
But we know as the cartridges finish,
And we’re filed on our last little shelves,
That the Legion that never was ‘listed
Will send us as good as ourselves
(Good men!),
Five hundred as good as ourselves.

Then a health (we must drink it in whispers)
To our wholly unauthorised horde –
To the line of our dusty foreloopers,
The Gentlemen Rovers abroad –
Yes, a health to ourselves ere we scatter,
For the steamer won’t wait for the train,
And the Legion that never was ‘listed
Goes back into quarters again!
‘Regards!
Goes back under canvas again.
Hurrah!
The swag and the billy again.
Here’s how!
The trail and the packhorse again.
Salue!
The trek and the laager again.

Затерянный легион

Разделённый на тысячи взводов
(Ни значков, ни знамён над ним,)
Ни в каких он не числится списках,
Но прокладывает путь всем другим!
Отцы нас благословляли,
Баловали как могли, —
Мы ж — плевали на клубы и мессы,
Нам хотелось — за край земли!
(Да, ребята)
Хоть пропасть — но найти край земли!
И вот —

Те портят жизни работорговцам,
Те плавают среди островов,
Одни — подались на поиски нефти,
Другие куда-то спасать рабов,
Иные бредут с котелком и свэгом
В седых австралийских степях,
Иные к Радже нанялись в Сараваке ,
А кто — в Гималайских горах…

Кто рыбку удит на Занзибаре,
Кто с тиграми делит обед,
Кто чай пьёт с добрым Масаем,
А кого и на свете нет…
Мы ныряли в заливы за жемчугом,
Голодали на нищем пайке
Но с найденного самородка
Платили за всех в кабаке.
(Пей, ребята!)

Мы смеялись над миром приличий,
(Для нас ведь давно его нет!)
Над дамами, над городами,
Над тем, на ком белый жилет,
Край земли — вот наши владенья,
Океан? — Отступит и он!
В мире не было той заварухи
Где не дрался бы наш легион!

Мы прочтём перед армией проповедь,
Мы стычки затеем в церквах,
Не придёт нас спасать канонерка,
В негостеприимных морях,
Но если вышли патроны, и
Никуда не податься из тьмы, —
Легион, никому не подчинённый
Пришлёт нам таких же как мы,
(Отчаянную братву)
Хоть пять сотен таких же как мы!

Так вот — за Джентльменов Удачи
(Тост наш шёпотом произнесён)
За яростных, за непокорных,
Безымянных бродяг легион!
Выпьем, прежде чем разбредёмся ,
Корабль паровоза не ждёт —
Легион, не известный в штабах —
Опять куда-то идёт
Привет!
По палаткам снова!
Уррра!
Со свэгом и котелком
Вот так!
Вьючный конь и тропа
Шагай!
Фургон и стоянка в степи…

Перевод — Бетаки В.

Потерянный легион

Легион, не внесенный в списки,
Ни знамен, ни значков никаких,
Разбитый на сотню отрядов,
Пролагающий путь для других.
Отцы нас благословляли,
Нянчили, пичкали всласть,
Нам хотелось не клубных обедов,
А пойти, и открыть, и пропасть,
(Эх, братцы!)
Пойти, быть убитым, пропасть.

Кто травит рабовладельца,
Кто за черных стоит горой,
Кто вечно в погоне за нефтью,
Кто — за своей мечтой,
Кого в Саравак сдрейфовало,
Кого сдрейфовало во Фляй,
Кто делит свой завтрак с тигром,
Кого угощает масай,
(Эх, братцы!)
Кроткий, вертлявый масай.

Острова мы окрасили красным,
За жемчугом шли на дно,
Ликовали над самородком,
Жили голодно и бедно;
Мы смеялись над миром: мужчины,
Города и женщины — тлен!
От мрачного Саид Бургаша
До гор, где горюет Лобен,
(Эх, братцы!)
Нас будет помнить Лобен!

Края земли — наша мера,
Океан нам привычен всем,
В каждой драке под ветром дерется
Легион, не ведомый никем.
Как-то, и где-то, и всюду
Мы первые, там, где шумят, —
На Маниле в свалке у кассы,
На скачках конных бригад,
(Эх, братцы!)
Где полиции конный отряд.

Мы армию обгоняем,
Мы за церковь воюем везде:
Не выручит нас канонерка,
Когда мы гибнем в воде.
Но мы знаем — коль выйдут пули
И нам не уйти назад,
Легион, не внесенный в списки,
Пошлет нам на помощь ребят,
(Молодцы!)
Пятьсот отборных ребят.

Тост (его мы тихонько выпьем) —
За беззаконный сброд,
За наших предтеч безымянных,
Джентльменский пиратский род.
Тост, прежде чем разойдемся —
Пароход паровоза не ждет, —
Легион, не внесенный в списки,
Отправляется снова в поход.
Счастливо!
В палатки идем опять.
Ура!
Манерка и суп опять.
Как дела?
Вьючный конь и тропинка опять.
На караул!
Фургон и волы опять!

Перевод — Оношкович-Яцына А.

@темы: восхищаюсь миром, книги, путешествия